Сыроид: «Закон о реинтеграции не признает оккупацию, потому украинцам он не поможет, а России – не навредит»
syrojid-oksana6 syrojid-oksana6

Можем ли мы плохими решениями достичь хорошей цели? Можно ли принимать что-то такое, что мы знаем наперед – будет для нас вредным, но все равно ожидать, что однажды оно нас спасет?

Какая первичная цель России и наша?

Россия хочет оккупировать Украину руками самой украины – юридическим и политическим методом. Поэтому ей важно избежать ответственности, убедив всех, что это внутренний конфликт, и чтобы Украина принимала решения, которые рано или поздно смогут нас изнутри разваливать.

Какова цель Украины? Она одна: выжить и сохранить независимость. Да, вернуть оккупированные территории – это одна из задач, но первичной целью является выжить, потому что если мы не выживем, то с территориями или без мы не будем существовать, вернемся в колонию в Россию.

Именно поэтому мы отстаивали признание территорий оккупированными – и Крыма, и Донбасса, потому что они для Украины имеют абсолютно одинаковый статус.

Это решение должно было определить, кто является оккупантом, определить даты оккупации, юридические последствия этой оккупации для украинцев, пострадавших в результате этого, и для России, которая должна была в соответствии с нормами международного гуманитарного права нести ответственность за тех людей, которые находятся под оккупацией и за ее последствия.

Все эти два года все, что мы слышали от Президента и депутатов коалиции – это то, что такое решение развалит наши договоренности с международными партнерами. Нам рассказывали, что сразу после такого решения нападет Путин, все станет трагически. Два года было полное игнорирование такого решения, и совсем недавно наш проект закона о временно оккупированной территории был рассмотрен на комитете по национальной безопасности и обороне, где председатель Комитета просто бился в истерике, убеждая всех в том, что он никогда не признает эти территории оккупированными.

И вдруг наступает одномоментное прозрение – Президент приносит в парламент проект закона и утверждает, что именно этот закон и признает русскую оккупацию на востоке Украины.

С чем связано прозрение? Или это совесть замучила, или вдруг через три года пришло осознание того, что такое решение нужно принимать? Если посмотреть на содержание документа, то сразу все становится понятным.

Поскольку в документе нет дат и нет никаких юридических последствий для России, следовательно, это решение точно не является признанием оккупации, поскольку украинским людям оно не поможет, а России – не навредит.

Какая же цель законопроекта о реинтеграции?

Она заложена в очень простых формулах.

Во-первых, это восстановление торговли с оккупированными территориями под руководством объединенного оперативного штаба.

Согласно закону об обороне, этот штаб должен руководить обороной, но в соответствии с законом, который предложил Президент, он почему-то должен управлять торговлей. Причем, секретарь СНБО на встрече во время обсуждения этого законопроекта, когда мы настаивали на изъятии указанного пункта из текста документа, совершенно искренне сказал: «Вы что, там уже вся вертикаль построена». Конечно, построена, уже и поделена наверное.

Во-вторых, это попытка Президента узурпировать контроль над Вооруженными силами без согласия парламента.

Три года Президент не принимал решения о применении Вооруженных сил Украины, что поставило под угрозу каждого солдата. А теперь он просит, чтобы парламент согласился, чтоб к нему никогда не обращались.

Я хочу подчеркнуть для всех. Конституция Украины требует от Президента в случае вооруженной агрессии обязательно принять решение о применении Вооруженных сил Украины и обратиться с этим решением в парламент. Такое решение защитит каждого солдата, потому что если его спросят, что он делал и где, военный сможет сказать, что есть указ Президента о применении Вооруженных сил.

Почему в Верховную Раду надо обращаться? Потому что тысячелетняя история человечества показала, что каждый Верховный главнокомандующий, который контролирует армию, однажды имеет соблазн вывести эту армию против своих людей в случае, когда у него возникают политические трудности: так в свое время хотел сделать Янукович. Слава Богу, такой нормы, которую сегодня предлагает Порошенко, у Януковича не было. Поэтому Вооруженные силы отказаться выйти на Майдан.

Но сегодня, если мы такую норму примем, то произойдет узурпация контроля над Вооруженными силами, что имеет чрезвычайно большую угрозу для украинского государства, для демократии.

И третья, очень большая угроза – это уничтожение местного самоуправления.

Я хочу обратить внимание на недавние события в Николаеве, когда по прямому приказу нынешнего Президента, руками БПП и Оппоблока с должности незаконным способом был устранен мэр – за то, что не давал им воровать. И это еще одна иллюстрация попыток Президента контролировать местное самоуправление.

Он этот контроль пытался навязать в изменениях в Конституцию, но тогда ему это не удалось. И теперь он предлагает, чтобы в связи с введением военного положения можно было прекращать деятельность органов местного самоуправления. Причем, военное положение может вводиться на одной территории, а местные власти отстранять – на совершенно другой.

Местное самоуправление является фундаментальным правом общины и не имеет ничего общего с полномочиями Президента, поэтому, если такие полномочия Президент получит, это в очередной раз будет огромной угрозой.

Относительно второго закона.

Решение о продлении действия особого статуса для Донбасса является отнюдь не победой, как об этом говорят, а огромным дипломатическим поражением. Все международные партнеры знают о сокрушительных последствиях Минских договоренностей для Украины. Но они все говорят, что Украина ничего другого не предлагает, а украинский Президент наоборот – настаивает на выполнении «Минская».

Мы же должны признавать реальность: пришла Россия, которая значительно сильнее нас в военном измерении. Мы не можем физически отвоевать эти территории и не можем сделать так, чтобы Россия оттуда ушла.

Не надо питать иллюзий, Россия не уберется из этих территорий – ей нужны они как рычаг влияния на всю политику в Украине. Мы должны признать факт оккупации и придерживаться временной изоляции тех территорий, пока мы не сможем их деоккупировать. Мы же это признали в отношении Крыма!

Это для России Крым и Донбасс – разные территории. Для Украины они одинаково оккупированные территории. А путь деоккупации есть только один – Украина должна стать сильной экономически и милитарно. Только тогда мы сможем вернутьэти территории.

object(WP_Term)#2033 (16) { ["term_id"]=> int(1) ["name"]=> string(14) "Новости" ["slug"]=> string(4) "news" ["term_group"]=> int(0) ["term_taxonomy_id"]=> int(1) ["taxonomy"]=> string(8) "category" ["description"]=> string(0) "" ["parent"]=> int(0) ["count"]=> int(2239) ["filter"]=> string(3) "raw" ["cat_ID"]=> int(1) ["category_count"]=> int(2239) ["category_description"]=> string(0) "" ["cat_name"]=> string(14) "Новости" ["category_nicename"]=> string(4) "news" ["category_parent"]=> int(0) }
Новости